Goods-finder.ru

Финансовый аналитик
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Аналогия не допускается в трудовом праве

Пробелы в трудовом законодательстве. Применение судами аналогии закона и аналогии права при рассмотрении трудовых споров

Место судебной практики в системе источников трудового права и роль судебной практики в совершенствовании законодательства о труде.

1. Место и роль судебной практики в системе источников трудового права. Юридическая природа и правовое значение заключение и решений Конституционного суда Республики Беларусь и постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь.

Понятие и необходимость толкования в судебной практике по трудовым делам. Способы и правила толкования.

Правоприменительная конкретизация в судебной практике по трудовым делам. Конкретизация оценочных понятий в судебной практике по трудовым делам.

Пробелы в трудовом законодательстве. Применение судами аналогии закона и аналогии права при рассмотрении трудовых споров.

1. Место и роль судебной практики в системе источников трудового права. Юридическая природа и правовое значение заключение и решений Конституционного суда Республики Беларусь и постановлений Пленума Верховного Суда Республики Беларусь.

В соответствии со ст. 51 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей Республики Беларусь от 29.06.2006 № 139-3 (вступил в силу 06.02.2007) Пленум Верховного Суда Республики Беларусь, помимо реализации прочих полномочий, рассматривает материалы обобщения судебной практики, судебной статистики и дает в порядке судебного толкования общим судам разъяснения по вопро­сам применения законодательства.

Правовой базой для признания заключений Конститу­ционного Суда источниками права являются часть вторая ст. 7, часть пятая ст. 116 Конституции Республики Бела­русь, а также ст. 9, 10 Закона Республики Беларусь от 30.03.1994 № 2914-ХП «О Конституционном Суде Рес­публики Беларусь» (далее — Закон о КС РБ).

В соответствии с частью первой ст. 9 Закона о КС РБ нормативные правовые акты, признанные Конституционным Судом не соответствующими Конституции либо актам, обладающим более высокой юридической силой, считаются утратившими силу в целом или в определенной их части с момента, определяемого Конституционным Судом. Тем са­мым Конституционный Суд при принятии заключений осу­ществляет роль «негативного законодателя», поскольку вправе признать соответствующую норму права не имеющей юридической силы (по сути, происходит «отмена» соответ­ствующих норм права).

На признание руководящих разъяснений пленумов Вер­ховного Суда и Высшего Хозяйственного Суда, а также актов Конституционного Суда в качестве источников права повлияло принятие действующего Гражданского кодекса Республики Беларусь от 07.12.1998 (далее — ГК РБ) и Закона о НПА. Вначале в ст. 3 ГК РБ, а затем и в ст. 2 Закона о ННА среди видов нормативных правовых актов были указаны акты Конституционного Суда Республики Бе­ларусь, постановления пленумов Верховного Суда и Высше­го Хозяйственного Суда, принятые в пределах их компетен­ции по регулированию общественных отношений, установ­ленной Конституцией Республики Беларусь и принятыми в соответствии с ней иными законодательными актами. В указанной норме подчеркивается «связанность» высших судебных инстанций в процессе судебного нормо­творчества положениями Основного Закона и принятыми в соответствии с ним иными законодательными актами (зако­нами, декретами и указами Президента), хотя и последние могут быть объектом конституционного контроля со сторо­ны Конституционного Суда.

На основании проведенного анализа можно сформулиро­вать следующие выводы:

— Судебные постановления, принимаемые по конкрет­ным делам, в настоящий момент в Республике Бела­русь не являются источниками (формами) права, поскольку не отвечают признаку нормативности: они адресуются конкретным лицам, а следователь­но, не распространяются на неопределенное число лиц. Кроме того, эти судебные постановления осуществляют правовое регулирование ad hoc (толь­ко для данного случая, спора) и не обязательны для судов и других правоприменителей, рассматриваю­щих другие аналогичные споры. Ориентир на реше­ния по ранее рассмотренным делам, в том числе вы­шестоящих инстанций, носит для судов доброволь­ный, а не обязательный характер.

— Нормативные постановления Пленума Верховного Суда, Пленума Высшего Хозяйственного Суда, со­держащие в себе руководящие разъяснения, являют­ся разновидностью подзаконных нормативных право­вых актов и могут предусматривать как правоположения, толкующие, конкретизирующие и детализи­рующие нормы законодательных актов, так и новые нормы права, временно заменяющие нормы закона до устранения соответствующего пробела в законодатель­ном регулировании.

— Заключения Конституционного Суда, которыми нор­мы актов законодательства признаются неконститу­ционными, являются источниками белорусского пра­ва.

— В перспективе возможно придание значения «судеб­ного прецедента» судебным постановлениям Верхов­ного Суда Республики Беларусь по конкретным де­лам, имеющим принципиальный характер и офици­ально опубликованным.

Конституционный Суд и Верховный Суд имеют различ­ную компетенцию как в области правосудия, так и в плане правотворческой деятельности, поэтому принимаемые ими акты имеют различную форму, назначение, а значит — и юридическую силу.

Органы конституционного контроля и надзора, функци­онирующие во многих современных государствах, своей дея­тельностью и принимаемыми актами оказывают существен­ное воздействие на всю правовую материю и в первую оче­редь на национальное законодательство и практику его при­менения. Не является исключением и Конституционный Суд Республики Беларусь.

Читать еще:  Когда возникает право на отпуск

Конституционный Суд имеет право давать казуальное толкование нормам Консти­туции, но из этого логически вовсе не следует вывод о том, что «решения Конституционного Суда должны в иерархии актов располагаться вслед за конституцией».

Решения Конституционного Суда, полагаем, уступают по юридической силе законодательным актам.Более того, сама юридическая сила данных решений (в отличие от зак­лючений) Конституционного Суда основана на нормах обыч­ных законов, а не Конституции. Расположение актов Кон­ституционного Суда в части одиннадцатой ст. 2 Закона о НПА вместе с постановлениями Пленума Верховного Суда, полагаем, не свидетельствует об их равной юридической силе, хотя бы потому, что этому вопросу посвящена ст. 10 того же Закона. Важно отметить, что законодатель вообще не упомянул в ст. 10 Закона о НПА акты Конституционно­го Суда, не дав тем самым четкого ответа об их юридичес­кой силе и соотношении с иными нормативными правовыми актами.

Такой же вывод можно сделать и на основании ст. 9 Закона о КС, посвященной в том числе и юридической силе решений Конституционного Суда. Систематическое толкование последней нормы и ст. 116 Конституции позво­ляет сделать вывод, что в ней регулируются вопросы при знания неконституционными актов законодательства путем принятия заключений. Юридическая сила решений Консти­туционного Суда в ней не определена. Вышеизложенными обстоятельствами объясняется тот факт, что действующее законодательство не позволяет четко определить природу актов Конституционного Суда, принимаемых в форме реше­ний, а также установить их юридическую силу. Как не­однократно отмечалось в работах ученых-конституционали­стов, в решениях Конституционного Суда выражается «пра­вовая позиция» данного органа по рассматриваемым вопро­сам. При этом нет законодательных оснований говорить о том, что в этой позиции создается новая норма права, адре­сованная неопределенному кругу лиц и подлежащая не­однократному применению. В этой связи, по нашему мне­нию, нет веских оснований для отнесения актов Конститу­ционного Суда Беларуси, принимаемых в форме решений, к источникам права.

За период своей десятилетней деятельности Конституци­онный Суд Республики Беларусь неоднократно (более 15 раз) в своих заключениях и решениях обращался к вопросам соответствия законодательства о труде и практики его при­менения Основному Закону и международно-правовым ак­там, участником которых выступает Республика Беларусь.

Анализ принимаемых Конституционным Судом актов показывает, что они различным образом воздействуют на правовую действительность. В частности, можно указать следующие пути такого воздействия:

— признание норм соответствующего нормативного пра­вового акта неконституционными и не имеющими юридической силы;

— обращение внимания иных правотворческих органов на наличие пробелов и коллизий в правовом регули­ровании соответствующих отношений с рекомендаци­ями по их устранению;

— признание неконституционности правоприменитель­ной практики;

— указание на способ преодоления пробела или колли­зии в законодательстве.

образец разрешения возникшей коллизии правовых норм при помощи иерархического способа: положения названных Закона и декретов обладают верховенством по отношению к постановлению Правительства и действуют непосредствен­но. Обратим внимание, что описанный пример носит в боль­шей степени историческое значение, поскольку максималь­ная продолжительность трудовых отпусков при их суммиро­вании согласно действующему законодательству о труде Бе­ларуси не ограничивается, а вышеназванный Порядок в конце 2007 г. утратил силу.

Правовые позиции по регулированию трудовых и свя­занных с ними отношений содержат, в частности, следую­щие акты Конституционного Суда Республики Беларусь:

Заключение «О соответствии Конституции и законам Республики Беларусь пункта 38 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17 июня 1994 г. № 5 «О некоторых вопросах применения судами законо­дательства при разрешении трудовых споров» с изменени­ями и дополнениями, внесенными постановлениями Пле­нума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 1994 г. № 12 и от 28 июня 1996 г. № 8» от 09.06.1998 № 3-65/98;

Решение «О минимальных компенсациях за ухудшение правового положения работников» от 13.11.2001 № Р-130/ 2001;

Решение «О правовом регулировании уплаты государ­ственной пошлины при рассмотрении трудовых споров» от 24.04.2003 № Р-156/2003 и некоторые другие.

Проблема правовой природы постановлений Пленума Верховного Суда, по которой велись и продолжаются дис­куссии среди ученых-юристов, в определенной степени зако­нодательно в Беларуси решена. Как было выше показано, в Законе о НПА нормативные постановления Пленума Вер­ховного Суда, по сути, отнесены к подзаконным норматив­ным правовым актам, которые в силу этого подлежат при­менению как общими судами, так и иными правопримените­лями (КТС, нанимателями и др.).

Пленум Верховного Суда в своих постановления, в част­ности, конкретизирует оценочные понятия, дает толкование тем или иным нормам, вызывающим затруднения при их применении у судов, порой восполняет пробелы и разрешает коллизии в законодательстве о труде. Правда, порой дан­ный орган, давая свои разъяснения, выходит за пределы своей компетенции, разрешав коллизии там, где их нет, создавая новые нормы при отсутствии пробелов в праве.

Читать еще:  Залог обязательственных прав пример

Назовем три наиболее значимых в сфере трудовых отно­шений постановления Пленума Верховного Суда Республи­ки Беларусь:

«О некоторых вопросах применения судами законода­тельства о труде» от 29.03.2001 № 2;

«О применении судами законодательства о материаль­ной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей» от 26.03.2002 № 2;

«О практике рассмотрения судами трудовых споров, связанных с контрактной формой найма работников» от 26.06.2008 № 4.

Решения Республиканского трудового арбитража (далее -РТА) принимаются, как правило, по конкретными коллек­тивным трудовым спорам, разрешают спор о правах и обя­занностях конкретных субъектов и в этом случае не имеют нормативного значения, не содержат норм права, а, следо­вательно, и не являются нормативными правовыми актами. Вместе с тем, РТА имеет право принимать по вопросам, относящимся к его компетенции, постановления и разъяс­нения, обязательные для трудовых арбитражей (ч. 4 ст. 385 ТК). И хотя РТА пока не активно использует это право и Закон о НПА не рассматривает его разъяснения и постановления в качестве нормативных правовых актов, полагаем, что указанные акты РТА в принципе могут носить норма­тивный характер и в перспективе приобрести то же значе­ние, что и постановления Пленума Верховного Суда, но только преимущественно по вопросам коллективных трудо­вых отношений.

Нормотворческая составляющая в деятельности высших судебных инстанций не должна превалировать над их основным назначением, состоящим в осуществлении правосудия, а для Верховного Суда — и в направлении деятельности нижестоящих судов. Конституционный и Верховный суды не должны подменять собой законодателя. Их правотворческая деятельность но­сит вторичный и подзаконный характер: они могут форму­лировать правовые позиции в форме правоположений и вре­менных норм права только при наличии реальных (а не мнимых) пробелов и коллизий в правовом регулировании трудовых и связанных с ними отношений.

Возможна ли аналогия закона и права в трудовом праве

Верховный Суд РФ разъяснил, что при установлении фактов сокрытия работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что он является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, структурного подразделения организации (не ниже цехового и приравненного к нему), суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

ТК РФ не содержит правила о правовом последствии в виде отказа в удовлетворении иска в случае установления факта злоупотребления работником своим правом.

Возможна ли аналогия закона и аналогия права в трудовом праве

Следовательно, суть применения права по аналогии состоит в выработке умозаключения, согласно которому в результате сходства в одних признаках общественных отношений делается вывод о возможности их регулирования аналогичным образом. Соответственно, при рассмотрении трудового спора по аналогии, орган, разрешающий трудовой спор: должен определить степень сходства данных общественных отношений, которые регулируются правом, с трудовыми правоотношениями, подлежащими регулированию в данном деле, а также выработать и применить правоположение на основе имеющегося права.

Выработанный судом акт толкования, безусловно, не обязателен для других судов, его применение при рассмотрении других дел возможно при условии его теоретической аргументированности и убедительности.

Возможна ли аналогия закона и права в трудовом праве

Восполнение пробелов в трудовом праве

Поскольку в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» не были закреплены положения о возможности применения при разрешении трудовых споров норм гражданского права по аналогии, следует поддержать (как возможный способ преодоления пробела в трудовом законодательстве) предложение Е.А. Ершовой и включить в раздел «Общие положения» Трудового кодекса РФ статью, в которой необходимо предусмотреть основания и пределы применения гражданского законодательства к отношениям в сфере труда в порядке межотраслевой аналогии Захаров В.Н.

Применение аналогии при разрешении трудовых споров // Российская юстиция.- 2008.- № 3.- С. 31.

Между тем в данном случае мы имеем дело со сроком, определенным в норме материального права (ч. 2 ст. 392 ТК РФ).

Применение аналогии закона в праве

Как общее правило применение права по аналогии допустимо в случаях, если на иной порядок преодоления пробела не указано в разъясняющих постановлениях высших судебных инстанций, а также, если аналогия в указанных случаях ими не запрещена Алиэскеров М. Процессуальная аналогия в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция.- 2002.- № 3.- С.

Читать еще:  Исключительное право на товарный знак проводки

от 28.06.2009) // СЗ РФ.- 2002.- 3 46.- Ст. 4532. предполагает решение дела исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации.

Аналогия права

О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (п.

В трудовом праве встречаются и противоречия, и пробелы. Автор рассказывает, как устраняются такие дефекты Верховным Судом РФ, Конституционным Судом РФ, что может сделать районный суд, если встретится с пробелом в праве при разрешении трудового спора.

Как можно устранить пробел в праве?

Судебные органы играют важную роль в совершенствовании трудового законодательства, в преодолении дефектов трудового права. Для достижения указанной цели они используют ряд приемов, в числе которых можно назвать аналогию права и аналогию закона, толкование и разъяснение трудоправовых норм, признание норм трудового права противоречащими нормам актов, обладающих высшей юридической силой, выработку правоположений в сфере трудового права.

С помощью указанных приемов и способов устраняются пробелы в правовом регулировании трудовых и иных, непосредственно связанных с трудовыми, отношений.

6 ГК РФ), поэтому на первый взгляд нет никаких правовых оснований для ее использования при разрешении налоговых споров.

Аналогия права

Институт аналогии призван разрешать объективно возникающие у судей проблемы при разрешении конкретного спора, независимо от того, считают ли возможным представители науки применение аналогии, в частности применение норм гражданского права по аналогии при разрешении споров, возникающих из трудовых правоотношений. Так например, представляется целесообразным указать в Постановлении Пленума ВС РФ о возможности применения по аналогии при разрешении трудовых споров положений гл.

12 Гражданского кодекса РФ «Исковая давность», регламентирующих вопросы приостановления, перерыва и восстановления исковой давности, поскольку действующий ТК РФ Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ред.

Необходимо отметить, что правоположения, вырабатываемые высшими судебными органами, являются не только индивидуальными предписаниями, но и содержат правила поведения, касающиеся неопределенного круга лиц. Несомненно, при разрешении конкретного казуса, применяя аналогию закона, суд вырабатывает правоположения для каждого конкретного случая. Однако пробелы в праве, а также иные дефекты исправляются судами не только при разрешении конкретных трудовых споров.

Практика применения аналогии закона в различных отраслях российского права

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» // Бюллетень ВС РФ.- 2007.- № 1., рассматриваются мировыми судьями, которые в большинстве своем имеют незначительный опыт судейской работы, но и в связи с тем, что и в практике вышестоящих судов также встречаются ошибочные суждения при разрешении вопроса о возможности восстановления пропущенного срока на обращение в суд при обжаловании приказов работодателя по увольнению работника. Порой указанный срок рассматривается судьями в качестве процессуального срока и поэтому вопрос о его восстановлении ошибочно предлагается решать с применением ст. 112 ГПК РФ.

Ограничивается ли как-то продолжительность работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени? В какой форме и кто может давать распоряжение о привлечении к такой работе? Всестороннее рассмотрение этих вопросов выходит за рамки данной работы. Остановимся на двух. В первом из них применение аналогии буквально напрашивается. Речь идет о работниках, которых запрещено привлекать к сверхурочным работам.
Н.Н. Шептулина указывает, что если у женщины, должность которой включена в перечень должностей работников с ненормированным рабочим днем наступила беременность или период, когда она должна кормить грудного ребенка в возрасте до полутора лет, то перегрузки в процессе работы, даже эпизодические, могут оказать на ее здоровье, течение ее беременности, здоровье ребенка негативное воздействие.

Автором была высказана точка зрения[447], получившая впоследствии поддержку в литературе[448], что необходимо предусмотреть неучастие руководителей — крупных акционеров[449] в принятии высшими органами общества решений, связанных с их трудовой деятельностью. Ранее такой порядок предусматривался союзным Положением об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью[450]. В пришедших ему на смену российских законах говорится лишь о неучастии крупного акционера в принятии решений по сделкам, где он является заинтересованной стороной[451].
Трудовой договор не является гражданско-правовой сделкой, поэтому к случаю, когда крупный акционер заключил с обществом трудовой договор, нормы о заинтересованности в сделке непосредственно не применимы.

Но представляется возможным применение закона по аналогии.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector