Goods-finder.ru

Финансовый аналитик
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Риски консалтинговой деятельности

Риски консалтинговой деятельности (С.В. Россол, «Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ», N 8, 9, август, сентябрь 2007 г.)

Риски консалтинговой деятельности

Немало индивидуальных предпринимателей ведет бизнес в сфере консалтинговых услуг. Особенно распространены в нашей стране услуги в области бухгалтерской и юридической поддержки бизнеса, маркетинговых и социальных исследований. Популярность консалтинга объясняется прежде всего желанием фирм-клиентов создать для себя конкурентные преимущества за счет привлечения специалистов максимально высокого уровня.

Вместе с тем любые операции по оказанию услуг всегда обращают на себя особое внимание со стороны налоговых органов, и не только их. В частности, одним из эпизодов, по которому были осуждены фигуранты по делу ЮКОСа, являлось уклонение от уплаты налогов и сборов с физического лица, связанное именно с консалтинговыми услугами. В настоящей статье мы рассмотрим, как предприниматель должен оформлять предоставление консалтинговых услуг, чтобы не оказаться под подозрением налоговых органов.

Договор возмездного оказания услуг

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (то есть совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Определение понятия «услуга» несколько размыто в действующем законодательстве. Вместе с тем законодатель говорит, что услуга может быть и действием, то есть «серией телодвижений, направленных на один объект»*(1), и деятельностью (опять же действиями, но носящими постоянный, однонаправленный характер). «Узким местом» договора оказания услуг, порождающим особый интерес проверяющих органов, является невозможность увидеть, пощупать или взвесить их результат. Как отмечал академик О.С. Иоффе, услуги — это «деятельность таких видов, которые не получают или не обязательно должны получить воплощение в материализированном, а тем более в овеществленном результате»*(2). При этом договор оказания услуг подразумевает наличие минимум двух сторон: лица, совершающего действия, и лица, получающего от этих действий выгоду. Именно из-за трудности измерения конечного результата услуги стали, с одной стороны, эффективным способом ухода от налогов, а с другой, именно из-за этой эффективности, стали привлекать максимум внимания со стороны проверяющих органов.

Услуги как способ «оптимизации»

Наиболее распространены два способа уклонения от уплаты налогов с помощью договора возмездного оказания услуг. Первый из них направлен на уклонение от уплаты налога на прибыль путем увеличения затрат на производство и вывода с предприятия наличных денежных средств через подставного индивидуального предпринимателя.

Второй направлен на снижение единого социального налога путем увольнения части работников, регистрации их как индивидуальных предпринимателей и заключения с ними договоров возмездного оказания услуг. Оба способа известны достаточно давно.

Первый из них по своей сути очень прост. Это обычная схема снижения прибыли путем создания несуществующих расходов. Только вместо фирмы -«однодневки» используется предприниматель. В ряде случаев этот вариант очень удобен. В частности, он позволяет руководству фирмы держать денежные средства под контролем на всем пути их следования.

Использование предпринимателей для уклонения от уплаты ЕСН также известно уже достаточно давно. В чем его суть? Работники фирмы регистрируются в качестве индивидуальных предпринимателей на упрощенной системе налогообложения и вместо заработной платы начинают получать предпринимательское вознаграждение за свою работу. По документам организации они проходят как лица, оказывающие услуги. Причем обычно это консалтинговые или так называемые управленческие услуги. Итогом этого является «экономия» на едином социальном налоге для организации. При этом предпринимателя, как правило, «забывают» предупредить, что в подобных условиях он становится соучастником уголовного преступления. Оба способа уклонения от налогообложения зачастую очень легко выявляются проверяющими органами.

В подобных случаях единственный способ не совершить преступления «в глазах налоговых органов» — это детально знать, в чем оно заключается и какие признаки, по мнению контролирующих органов, на него указывают. Для того чтобы получить об этом представление, обратимся к уже ставшему хрестоматийным приговору Мещанского районного суда г. Москвы от 16 мая 2005 года. Обвинение в уклонении от уплаты налога с физического лица в отношении М. Ходорковского и П. Лебедева базировалось на следующем*(3):

— тесная связь между предпринимателем и компанией, которой он оказывает консалтинговые услуги;

— обвиняемый не смог пояснить, когда и при каких условиях заключались договоры, а также какие именно услуги он оказывал, с кем из представителей компании партнера сотрудничал;

— отсутствовали какие-либо документы (кроме самого договора и записей в книге продаж), подтверждающие оказание услуг. Кроме того, как показывает практика, проверяющие обратят свое внимание на предпринимателя, занимающегося консалтингом, если:

— он оказывает услуги только одной компании, особенно если ранее у него с данной фирмой был заключен трудовой договор;

— договор предусматривает, что предприниматель должен находиться в конкретном месте в определенное время (особенно если речь идет об офисе заказчика);

— заказчик предоставляет какие-либо социальные льготы предпринимателю-исполнителю, например, продолжает оплачивать его работу и во время болезни;

— выплата вознаграждения по договору производится приблизительно равными долями с четко отслеживаемой периодичностью;

— место оказания услуг оборудовано (мебелью, электронной техникой, средствами связи) за счет средств заказчика;

— завышенная стоимость услуг по отношению к рыночному уровню цен.

Присутствие одного или двух из этих оснований может насторожить налоговые органы. В российском правовом поле это может привести к совершенно нежелательным последствиям. Начиная со штрафов, в рамках налоговой ответственности, и заканчивая приговором уголовного суда.

Как избежать ошибок, которые могут привлечь внимание налоговых органов (например, как правильно оформить договор об оказании консалтинговых услуг, кому оказывать услуги и прочее) вы узнаете из следующего номера журнала.

Избегаем основных ошибок

Как показывает практика, любое внимание к хозяйствующему субъекту со стороны налоговых органов является нежелательным. Ведь трудно предугадать, чем оно закончится. Значит, нужно минимизировать подобное внимание. Сделать это можно только путем ликвидации оснований для обвинения предпринимателя в налоговых преступлениях. Основываясь на вышеперечисленных «красных маячках», можно дать несколько основных советов.

Прежде всего необходимо максимально тщательно оформлять договор и его результаты. Налоговые органы при принятии к учету хозяйственных операций контролируют формальное соответствие первичных документов требованиям законодательства. При этом для некоторых операций подтверждением могут служить только строго определенные документы. При этом достаточно часто проверяющие органы не делают различий между хозяйственными субъектами по их статусу, предъявляя одинаковые требования. А в случае если эти требования не выполняются, даже когда они и не были обязательными, налоговые органы трактуют ситуацию в свою пользу. Прежде всего речь идет об упрощенной системе налогообложения. Поэтому очень часто предпринимателю-спецрежимнику намного выгоднее вести свой учет, соблюдая максимально возможное число требований общей системы учета. Просто потому, что, имея на руках ряд первичных документов, будет проще доказывать свою точку зрения перед проверяющими органами и судом.

Кроме этого, можно дать еще ряд советов общего характера:

1. Предпринимателю рискованно оказывать услуги фирмам, в которых он или его близкие родственники являются учредителями или занимают руководящие посты. И уж тем более рискованно оказывать услуги другим индивидуальным предпринимателям, если они являются родственниками.

2. Если стоимость услуги, оказываемой предпринимателем, превышает среднерыночный уровень более чем на двадцать процентов, то должны быть веские основания для установления подобных цен. Например, качество услуги намного выше, поскольку предприниматель является общепризнанным экспертом в данной области и имеет дипломы и звания, это подтверждающие. При этом уровень цен на одни и те же услуги для разных лиц должен быть сопоставим.

3. Договор оказания услуг должен содержать четкий прейскурант цен. Клиенты и проверяющие не должны сомневаться в итоговой цифре выплат. Например, по отношению к юридическим услугам существует устоявшаяся практика, в соответствии с которой к договору составляются два приложения (см. Примеры 1 и 2). В первом указывается средняя продолжительность времени, требующаяся на каждую услугу. Например, подготовка отзыва на исковое заявление по делам, связанным с защитой прав потребителей, — 1,5 часа. Подготовка искового заявления в арбитражный суд, по договору поставки, — 2 часа. А во втором указывается почасовая стоимость работ. Два приложения составляются для того, чтобы у предпринимателя была возможность впоследствии лавировать ценой, оказываемой данному клиенту услуги, не внося изменений в договор. При этом достаточно легко изменить стоимость конкретной работы, указав в акте принятых работ меньшее время, чем в приложении к договору. Правда, при этом желательно расшифровать, почему именно эта работа заняла меньше времени, чем предполагалось.

4. Кроме внесения записей в книгу продаж, имеет смысл оформлять и хранить максимально подробные оправдательные документы, в которых указано, когда и какие по содержанию услуги были оказаны. Например, при консалтинговых услугах, по ведению переговоров, составлять акт (Пример 3) по оказанию услуг с приложениями. Скажем, можно приложить протокол, отражающий время, место, круг обсуждаемых вопросов и присутствующих на совещании лиц.

5. По возможности «материализовывать» результат оказания услуги. Например, при оказании консультационной услуги предприниматель должен подготавливать и представлять клиенту письменное заключение по заданному им вопросу. Соответственно, один из экземпляров отчета нужно оставлять у себя на хранение с пометкой клиента в его получении. Кроме пользы при налоговой проверке, это дает и дополнительные возможности в случае возникновения споров с клиентами по качеству оказанной услуги.

6. Чем шире круг клиентов, тем лучше. Как показывает практика, если в качестве источника поступления денежных средств предприниматель имеет одного партнера или целую группу партнеров, тесно связанных между собой, его деятельность привлекает внимание.

Кроме расширения круга клиентов, можно посоветовать расширять и сферы деятельности. Как известно, основная цель предпринимателя — получение прибыли, поэтому, если он старается ее получать от нескольких, не взаимосвязанных между собой видов деятельности, это может снять с него обвинения в регистрации в качестве предпринимателя только с целью налоговой экономии.

7. По возможности избегать равных периодических платежей. В данном случае речь не идет об абонентской плате. Если она предусмотрена договором, она вполне имеет право на существование, хотя и может вызвать вопросы у проверяющих органов. Речь прежде всего идет о «закрытии месяца» актами, в которых разное количество услуг оценивается в совокупности по одной и той же стоимости в целом. Соблюдение этих правил позволит предпринимателю во многих случаях избежать излишнего внимания со стороны проверяющих органов.

Читать еще:  Реестр рисков фнс

Рынок специализированных консалтинговых услуг растет все быстрее, а значит, возрастает и число предпринимателей, работающих на нем. Одновременно с этим повышается и профессионализм налоговых и прочих контролирующих органов, расследующих случаи недобросовестного уклонения от налогообложения. В общем случае это усложняет ведение бизнеса, требуя большей четкости и «бюрократизации» в оформлении отчетности. Вместе с тем эти же условия ведут к повышению уровня цивилизованности в отношениях предпринимателей как с проверяющими органами, так и с клиентами. Что, безусловно, идет на благо каждому из нас и государству в целом.

Приложение к договору об оказании юридической помощи,
консультационных (юридических) услуг N 32 от 27 февраля 2007 г.

Общество с ограниченной ответственностью «Березовая роща», именуемое в дальнейшем Заказчик, в лице Генерального директора Соловьева И.И., действующего на основании Устава, и Индивидуальный предприниматель Лесорубов Д. Д., именуемый далее «Исполнитель», установили следующий почасовой размер вознаграждения за оказываемые услуги:

Риски консалтинговой деятельности

«Предприниматель без образования юридического лица. ПБОЮЛ», 2007, N 9

Избегаем основных ошибок

Как показывает практика, любое внимание к хозяйствующему субъекту со стороны налоговых органов является нежелательным. Ведь трудно предугадать, чем оно закончится. Значит, нужно минимизировать подобное внимание. Сделать это можно только путем ликвидации оснований для обвинения предпринимателя в налоговых преступлениях. Основываясь на вышеперечисленных «красных маячках», можно дать несколько основных советов.

Прежде всего, необходимо максимально тщательно оформлять договор и его результаты. Налоговые органы при принятии к учету хозяйственных операций контролируют формальное соответствие первичных документов требованиям законодательства. При этом для некоторых операций подтверждением могут служить только строго определенные документы. При этом достаточно часто проверяющие органы не делают различий между хозяйственными субъектами по их статусу, предъявляя одинаковые требования. А в случае если эти требования не выполняются, даже когда они и не были обязательными, налоговые органы трактуют ситуацию в свою пользу. Прежде всего речь идет об упрощенной системе налогообложения. Поэтому очень часто предпринимателю-спецрежимнику намного выгоднее вести свой учет, соблюдая максимально возможное число требований общей системы учета. Просто потому, что, имея на руках ряд первичных документов, будет проще доказывать свою точку зрения перед проверяющими органами и судом.

Кроме этого, можно дать еще ряд советов общего характера:

  1. Предпринимателю рискованно оказывать услуги фирмам, в которых он или его близкие родственники являются учредителями или занимают руководящие посты. И уж тем более рискованно оказывать услуги другим индивидуальным предпринимателям, если они являются родственниками.
  2. Если стоимость услуги, оказываемой предпринимателем, превышает среднерыночный уровень более чем на двадцать процентов, то должны быть веские основания для установления подобных цен. Например, качество услуги намного выше, поскольку предприниматель является общепризнанным экспертом в данной области и имеет дипломы и звания, это подтверждающие. При этом уровень цен на одни и те же услуги для разных лиц должен быть сопоставим.
  3. Договор оказания услуг должен содержать четкий прейскурант цен. Клиенты и проверяющие не должны сомневаться в итоговой цифре выплат. Например, по отношению к юридическим услугам существует устоявшаяся практика, в соответствии с которой к договору составляются два приложения (см. примеры 1 и 2). В первом указывается средняя продолжительность времени, требующаяся на каждую услугу. Например, подготовка отзыва на исковое заявление по делам, связанным с защитой прав потребителей, — 1,5 часа. Подготовка искового заявления в арбитражный суд по договору поставки — 2 часа. А во втором указывается почасовая стоимость работ. Два приложения составляются для того, чтобы у предпринимателя была возможность впоследствии лавировать ценой оказываемой данному клиенту услуги, не внося изменений в договор. При этом достаточно легко изменить стоимость конкретной работы, указав в акте принятых работ меньшее время, чем в приложении к договору. Правда, при этом желательно расшифровать, почему именно эта работа заняла меньше времени, чем предполагалось.
  4. Кроме внесения записей в книгу продаж, имеет смысл оформлять и хранить максимально подробные оправдательные документы, в которых указано, когда и какие по содержанию услуги были оказаны. Например, при консалтинговых услугах, по ведению переговоров, составлять акт (пример 3) по оказанию услуг с приложениями. Скажем, можно приложить протокол, отражающий время, место, круг обсуждаемых вопросов и присутствующих на совещании лиц.
  5. По возможности «материализовывать» результат оказания услуги. Например, при оказании консультационной услуги предприниматель должен подготавливать и представлять клиенту письменное заключение по заданному им вопросу. Соответственно, один из экземпляров отчета нужно оставлять у себя на хранение с пометкой клиента в его получении. Кроме пользы при налоговой проверке, это дает и дополнительные возможности в случае возникновения споров с клиентами по качеству оказанной услуги.
  6. Чем шире круг клиентов, тем лучше. Как показывает практика, если в качестве источника поступления денежных средств предприниматель имеет одного партнера или целую группу партнеров, тесно связанных между собой, его деятельность привлекает внимание. Кроме расширения круга клиентов, можно посоветовать расширять и сферы деятельности. Как известно, основная цель предпринимателя — получение прибыли, поэтому, если он старается ее получать от нескольких, не взаимосвязанных между собой видов деятельности, это может снять с него обвинения в регистрации в качестве предпринимателя только с целью налоговой экономии.
  7. По возможности избегать равных периодических платежей. В данном случае речь не идет об абонентской плате. Если она предусмотрена договором, она вполне имеет право на существование, хотя и может вызвать вопросы у проверяющих органов. Речь прежде всего идет о «закрытии месяца» актами, в которых разное количество услуг оценивается в совокупности по одной и той же стоимости в целом.

Соблюдение этих правил позволит предпринимателю во многих случаях избежать излишнего внимания со стороны проверяющих органов.

Рынок специализированных консалтинговых услуг растет все быстрее, а значит, возрастает и число предпринимателей, работающих на нем. Одновременно с этим повышается и профессионализм налоговых и прочих контролирующих органов, расследующих случаи недобросовестного уклонения от налогообложения. В общем случае это усложняет ведение бизнеса, требуя большей четкости и «бюрократизации» в оформлении отчетности. Вместе с тем эти же условия ведут к повышению уровня цивилизованности в отношениях предпринимателей как с проверяющими органами, так и с клиентами. Что, безусловно, идет на благо каждому из нас и государству в целом.

Пример 1.

Приложение к договору об оказании юридической помощи, консультационных (юридических) услуг N 32 от 27 февраля 2007 г.

Общество с ограниченной ответственностью «Березовая роща», именуемое в дальнейшем Заказчик, в лице Генерального директора Соловьева И.И., действующего на основании Устава, и Индивидуальный предприниматель Лесорубов Д.Д., именуемый далее Исполнитель, установили следующий почасовой размер вознаграждения за оказываемые услуги.

МС — мировые суды, СОЮ — суды общей юрисдикции.

Размер вознаграждения за услуги, не указанные в настоящем перечне, определяется на основании дополнительных соглашений сторон.

Пример 2.

Приложение к договору об оказании юридической помощи, консультационных (юридических) услуг N 32 от 27 февраля 2007 г.

Общество с ограниченной ответственностью «Березовая роща», именуемое в дальнейшем Заказчик, в лице Генерального директора Соловьева И.И., действующего на основании Устава, и Индивидуальный предприниматель Лесорубов Д.Д., именуемый далее Исполнитель, согласовали нижеприведенную среднюю продолжительность времени, требующуюся для оказания услуги.

Оценка времени, приведенная в настоящем приложении, является примерной. В случае отклонения от него исполнитель представляет заказчику мотивированное заключение с указанием причин, вызвавших отклонение во времени исполнения. Заказчик вправе выдвинуть мотивированные возражения на данное заключение. В случае если стороны не достигают согласия в данном вопросе, оплата производится исходя из продолжительности времени, требующегося на выполнение услуги, установленной настоящим соглашением. В случае если определение времени, необходимого для выполнения услуги, определяется «по факту», стороны подписывают акт, фиксирующий время выполнения услуги по каждому случаю.

Размер вознаграждения за услуги, не указанные в настоящем перечне, определяется на основании дополнительных соглашений сторон.

Пример 3.

Акт об оказанных услугах

Общество с ограниченной ответственностью «Березовая роща», именуемое в дальнейшем Заказчик, в лице Генерального директора Соловьева И.И., действующего на основании Устава, и Индивидуальный предприниматель Лесорубов Д.Д., именуемый далее Исполнитель, составили настоящий акт о нижеследующем:

  1. Исполнитель в соответствии с Договором об оказании юридической помощи, консультационных (юридических) услуг N 32 от 27 февраля 2007 г. в период с 1 марта по 31 марта 2007 г. оказал, а Заказчик принял услуги.

Риски консалтинговой деятельности

  • Россол Сергей | корпоративный консультант МКА «Калинин, Трач и партнеры»

Немало индивидуальных предпринимателей ведет бизнес в сфере консалтинговых услуг. Особенно распространены в нашей стране услуги в области бухгалтерской и юридической поддержки бизнеса, маркетинговых и социальных исследований. Популярность консалтинга объясняется прежде всего желанием фирм-клиентов создать для себя конкурентные преимущества за счет привлечения специалистов максимально высокого уровня.

Вместе с тем любые операции по оказанию услуг всегда обращают на себя особое внимание со стороны налоговых органов, и не только их. В частности, одним из эпизодов, по которому были осуждены фигуранты по делу ЮКОСа, являлось уклонение от уплаты налогов и сборов с физического лица, связанное именно с консалтинговыми услугами. В настоящей статье мы рассмотрим, как предприниматель должен оформлять предоставление консалтинговых услуг, чтобы не оказаться под подозрением налоговых органов.

Договор возмездного оказания услуг

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (то есть совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Определение понятия «услуга» несколько размыто в действующем законодательстве. Вместе с тем законодатель говорит, что услуга может быть и действием, то есть «серией телодвижений, направленных на один объект» 1 , и деятельностью (опять же действиями, но носящими постоянный, однонаправленный характер). «Узким местом» договора оказания услуг, порождающим особый интерес проверяющих органов, является невозможность увидеть, пощупать или взвесить их результат. Как отмечал академик О.С. Иоффе, услуги – это «деятельность таких видов, которые не получают или не обязательно должны получить воплощение в материализированном, а тем более в овеществленном результате» 2 . При этом договор оказания услуг подразумевает наличие минимум двух сторон: лица, совершающего действия, и лица, получающего от этих действий выгоду. Именно из-за трудности измерения конечного результата услуги стали, с одной стороны, эффективным способом ухода от налогов, а с другой, именно из-за этой эффективности, стали привлекать максимум внимания со стороны проверяющих органов

Читать еще:  Критерии самостоятельной оценки налоговых рисков

Услуги как способ «оптимизации»

Наиболее распространены два способа уклонения от уплаты налогов с помощью договора возмездного оказания услуг. Первый из них направлен на уклонение от уплаты налога на прибыль путем увеличения затрат на производство и вывода с предприятия наличных денежных средств через подставного индивидуального предпринимателя.

Второй направлен на снижение единого социального налога путем увольнения части работников, регистрации их как индивидуальных предпринимателей и заключения с ними договоров возмездного оказания услуг. Оба способа известны достаточно давно.

Первый из них по своей сути очень прост. Это обычная схема снижения прибыли путем создания несуществующих расходов. Только вместо фирмы-«однодневки» используется предприниматель. В ряде случаев этот вариант очень удобен. В частности, он позволяет руководству фирмы ­держать ­денежные средства под контролем на всем пути их следования.

Использование предпринимателей для уклонения от уплаты ЕСН также известно уже достаточно давно. В чем его суть? Работники фирмы регистрируются в качестве индивидуальных предпринимателей на упрощенной системе налогообложения и вместо заработной платы начинают получать предпринимательское вознаграждение за свою работу. По документам организации они проходят как лица, оказывающие услуги. Причем обычно это консалтинговые или так называемые управленческие услуги. Итогом этого является «экономия» на едином социальном налоге для организации. При этом предпринимателя, как правило, «забывают» предупредить, что в подобных условиях он становится соучастником уголовного преступления. Оба способа уклонения от налогообложения зачастую очень легко выявляются проверяющими органами.

В подобных случаях единственный способ не совершить преступления «в глазах налоговых органов» – это детально знать, в чем оно заключается и какие признаки, по мнению контролирующих органов, на него указывают. Для того чтобы получить об этом представление, обратимся куже ставшему хрестоматийным приговору Мещанского районного суда г. Москвы от 16 мая 2005 года. Обвинение в уклонении от уплаты налога с физического лица ­в отношении М. Ходорковского и П. Лебедева ­базировалось на следующем 3 :

Присутствие одного или двух из этих оснований может насторожить налоговые органы. В российском правовом поле это может привести к совершенно нежелательным последствиям. Начиная со штрафов, в рамках налоговой ответственности, и заканчивая приговором уголовного суда.

Как избежать ошибок, которые могут привлечь внимание налоговых органов (например, как правильно оформить договор об оказании консалтинговых услуг, кому оказывать услуги и прочее) вы узнаете из следующего номера журнала.

1 Кудрявцев В.Н. Право и поведение. – М., 1978. С данным определением можно согласиться, если понимать термин «телодвижение» достаточно широко, включая в него и интеллектуальную деятельность.

2 Иоффе О.С. Обязательственное право. – Л., 1985.

3 Мы рассматриваем только основания, относящиеся к предмету исследования данной статьи.

Риски консалтинговой деятельности

Немало индивидуальных предпринимателей ведет бизнес в сфере консалтинговых услуг. Особенно распространены в нашей стране услуги в области бухгалтерской и юридической поддержки бизнеса, маркетинговых и социальных исследований. Популярность консалтинга объясняется прежде всего желанием фирм-клиентов создать для себя конкурентные преимущества за счет привлечения специалистов максимально высокого уровня.

Вместе с тем любые операции по оказанию услуг всегда обращают на себя особое внимание со стороны налоговых органов, и не только их. В частности, одним из эпизодов, по которому были осуждены фигуранты по делу ЮКОСа, являлось уклонение от уплаты налогов и сборов с физического лица, связанное именно с консалтинговыми услугами. В настоящей статье мы рассмотрим, как предприниматель должен оформлять предоставление консалтинговых услуг, чтобы не оказаться под подозрением налоговых органов.

Договор возмездного оказания услуг

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (то есть совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Определение понятия «услуга» несколько размыто в действующем законодательстве. Вместе с тем законодатель говорит, что услуга может быть и действием, то есть «серией телодвижений, направленных на один объект»1 , и деятельностью (опять же действиями, но носящими постоянный, однонаправленный характер). «Узким местом» договора оказания услуг, порождающим особый интерес проверяющих органов, является невозможность увидеть, пощупать или взвесить их результат. Как отмечал академик О.С. Иоффе, услуги – это «деятельность таких видов, которые не получают или не обязательно должны получить воплощение в материализированном, а тем более в овеществленном результате»2 . При этом договор оказания услуг подразумевает наличие минимум двух сторон: лица, совершающего действия, и лица, получающего от этих действий выгоду. Именно из-за трудности измерения конечного результата услуги стали, с одной стороны, эффективным способом ухода от налогов, а с другой, именно из-за этой эффективности, стали привлекать максимум внимания со стороны проверяющих органов

Услуги как способ «оптимизации»

Наиболее распространены два способа уклонения от уплаты налогов с помощью договора возмездного оказания услуг. Первый из них направлен на уклонение от уплаты налога на прибыль путем увеличения затрат на производство и вывода с предприятия наличных денежных средств через подставного индивидуального предпринимателя.

Второй направлен на снижение единого социального налога путем увольнения части работников, регистрации их как индивидуальных предпринимателей и заключения с ними договоров возмездного оказания услуг. Оба способа известны достаточно давно.

Первый из них по своей сути очень прост. Это обычная схема снижения прибыли путем создания несуществующих расходов. Только вместо фирмы-«однодневки» используется предприниматель. В ряде случаев этот вариант очень удобен. В частности, он позволяет руководству фирмы ­держать ­денежные средства под контролем на всем пути их следования.

Использование предпринимателей для уклонения от уплаты ЕСН также известно уже достаточно давно. В чем его суть? Работники фирмы регистрируются в качестве индивидуальных предпринимателей на упрощенной системе налогообложения и вместо заработной платы начинают получать предпринимательское вознаграждение за свою работу. По документам организации они проходят как лица, оказывающие услуги. Причем обычно это консалтинговые или так называемые управленческие услуги. Итогом этого является «экономия» на едином социальном налоге для организации. При этом предпринимателя, как правило, «забывают» предупредить, что в подобных условиях он становится соучастником уголовного преступления. Оба способа уклонения от налогообложения зачастую очень легко выявляются проверяющими органами.

В подобных случаях единственный способ не совершить преступления «в глазах налоговых органов» – это детально знать, в чем оно заключается и какие признаки, по мнению контролирующих органов, на него указывают. Для того чтобы получить об этом представление, обратимся к уже ставшему хрестоматийным приговору Мещанского районного суда г. Москвы от 16 мая 2005 года. Обвинение в уклонении от уплаты налога с физического лица ­в отношении М. Ходорковского и П. Лебедева ­базировалось на следующем3:

  • тесная связь между предпринимателем и компанией, которой ­он оказывает консалтинговые услуги;
  • обвиняемый не смог пояснить, когда и при каких условиях заключались договоры, а также какие именно услуги он оказывал, с кем из представителей компании партнера сотрудничал;
  • отсутствовали какие-либо документы (кроме самого договора и­ записей в книге продаж), подтверждающие оказание услуг.
    Кроме того, как показывает практика, проверяющие обратят свое внимание на предпринимателя, занимающегося консалтингом, если:
  • он оказывает услуги только одной компании, особенно если ранее у него с данной фирмой был заключен трудовой договор;
  • договор предусматривает, что предприниматель должен находиться в конкретном месте в определенное время (особенно если речь идет об офисе заказчика);
  • заказчик предоставляет какие-либо социальные льготы предпринимателю-исполнителю, например, продолжает оплачивать его работу и во время болезни;
  • выплата вознаграждения по договору производится приблизительно равными долями с четко отслеживаемой периодичностью;
  • место оказания услуг оборудовано (мебелью, электронной техникой, средствами связи) за счет средств заказчика;
  • завышенная стоимость услуг по отношению к рыночному уровню цен.

Присутствие одного или двух из этих оснований может насторожить налоговые органы. В российском правовом поле это может привести к совершенно нежелательным последствиям. Начиная со штрафов, в рамках налоговой ответственности, и заканчивая приговором уголовного суда.

Как избежать ошибок, которые могут привлечь внимание налоговых органов (например, как правильно оформить договор об оказании консалтинговых услуг, кому оказывать услуги и прочее) вы узнаете из следующего номера журнала.

1 Кудрявцев В.Н. Право и поведение. – М., 1978. С данным определением можно согласиться, если понимать термин «телодвижение» достаточно широко, включая в него и интеллектуальную деятельность.

2 Иоффе О.С. Обязательственное право. – Л., 1985.

3 Мы рассматриваем только основания, относящиеся к предмету исследования данной статьи.

Автор — корпоративный консультант адвокатской компании «Адвокат Калинин В.М.»

Риски консалтинговой деятельности

Сергей Брускин: Любой консалтинговый проект является, в первую очередь, проектом самого заказчика

Об особенностях управления консалтинговыми проектами, о наиболее существенных факторах риска в процессе их реализации, о роли консалтинга в реализации задач HR-департамента в интервью CNews.ru рассказывают заместитель генерального директора по консалтингу и директор по HR-консалтингу «Аддити», консалтингового подразделения АйТи, Сергей Брускин и Ирина Домбровская.

CNews.ru: Как компания «АйТи» трактует понятие консалтинга? По поводу терминологии споры ведутся не первый год

Сергей Брускин: Часто бывает, что даже люди, работающие на одном рынке, по-разному трактуют одни и те же термины. Вокруг понятия «консалтинг» вообще много спекуляций. Консалтингом называют и разработку рекомендаций по настройке серверов и прокладке кабеля, и разработку бизнес-стратегии предприятия и связанной с ней стратегии информационного развития, услуги по внедрению информационных систем тоже называют консалтинговыми. В ряде отраслей эти полярные взгляды уживаются рядом.

Восприятие понятия «консалтинг» меняется и со временем — как для рынка в целом, так и для каждого конкретного предприятия. Потребности в услугах информационного и управленческого консалтинга возникают по мере развития компании: появление новых направлений деятельности, дочерних структур, усложнение организационной структуры, необходимость изменения качественного уровня управления. В этих случаях помощь консультантов нужна для построения оптимальных для данной организации внутренних процессов, которые потом, при необходимости, можно автоматизировать с помощью консультантов по внедрению информационных систем.

Читать еще:  Критерии риска контрагентов

CNews.ru: Как бы вы оценили динамику спроса на услуги консалтинга в последние годы в России? Какие факторы, на ваш взгляд, определяют рост этого рынка?

Сергей Брускин: Потребность в консалтинговых услугах возникает у предприятия на определенном уровне организационного развития. В 90-х годах актуальной проблемой большинства российских предприятий была постановка бухгалтерского учета и его автоматизация. По мере развития бизнеса у руководства компании возникает необходимость более эффективного планирования и управления ресурсами (управление продажами, логистикой, производством). На конкурентных рынках остро стоит проблема снижения издержек, оптимизации расходов. Выход на внешние рынки предъявляет к организации требования, связанные с увеличением финансовой прозрачности, предоставления специальных видов финансовой отчетности. Решение этих задач предполагает, как правило, помощь консультантов и дальнейшую автоматизацию ключевых бизнес-процессов.

Сегодня наибольший спрос заметен в области решений внутренних управленческих задач предприятия, повышения эффективности его бизнеса.

Сейчас востребованы консалтинговые услуги, предваряющие внедрение КИС: по описанию бизнес-процессов, их диагностике и оптимизации. Вполне может случиться и так, что по итогам консалтингового проекта станет очевидной несвоевременность или нецелесообразность автоматизации. В таких случаях консалтинговые проекты заканчиваются тем, что мы предоставляем заказчику методологию и управленческие регламенты.

Ирина Домбровская: В проектах, связанных с НR-консалтингом , наиболее востребованными услугами я бы назвала постановку процесса управления персоналом в целом, и в частности: консалтинг по оптимизации системы заработных плат, систем мотивации и оценки персонала и др.

CNews.ru: Насколько часто вам приходится сталкиваться с конфликтными ситуациями в консалтинговых проектах? Насколько «послушны» и «чутки» сейчас заказчики к рекомендациям консультантов?

Сергей Брускин: Отношения «заказчик — консультант» зависят от множества различных факторов, и на практике с каждым заказчиком отношения складываются по-разному. Если консультанты сумели на деле продемонстрировать свою компетентность и завоевать доверие менеджмента, то иногда заказчики принимают жесткие правила управления проектом, предлагаемые консультантами, считают такую форму взаимодействия более эффективной в данных конкретных условиях. Профессиональные консультанты не берутся за проекты, цели которых в данных обстоятельствах недостижимы. Такая практика оправдывает себя в будущем — заказчики обращаются, когда возникают новые проблемы, привыкают к консультантам, воспринимают их как «потомственного земского доктора», который знает всю «историю семейных болезней».

Часто востребовано и процессное консультирование, когда консультанты не отвечают за конечный результат и оказывают на почасовой основе разовые услуги. Заказчик может принять рекомендации консультанта или поступить по-своему. В этом случае вопрос о «доброте сторон» неуместен. Главный вопрос — каковы цели такого проекта. Если это «освоение бюджета» или «внутренняя политика» — это одно. А если консультанта позвали, чтобы получить конкретные результаты — это совсем другая история. И в этом случае я сторонник «жестких» управленческих инструментов, которые приводят к достижению запланированных целей. Если серьезно, то на этапе согласования будущих проектных работ необходимо договориться о целях, бюджете и тех инструментах, которые, по нашему мнению, должны привести к результату.

Любой консалтинговый проект является, в первую очередь, проектом самого заказчика. Консультанты используют свои знания, опыт, методики, технологии для того, чтобы помочь заказчику выстроить (развить, стабилизировать) ЕГО бизнес. Вопрос взаимного доверия в данном случае имеет колоссальное значение. Мы не можем, как аудиторы, предъявить сертификат на право заниматься этой деятельностью. Но мы ручаемся своим именем, своими клиентами и репутацией, что мы специализируемся именно на этих услугах. Если заказчику это кажется убедительным, и он соглашается сотрудничать, настоящий консультант должен перечислить свои проверенные на практике правила организации проекта, необходимые для того, чтобы совместная работа была сделана. Нормальный проект — это интенсивная командная работа, и в ней без определенной жесткости нельзя.

CNews.ru: По словам экспертов, западный бизнес тяготеет к разделению функций консалтинга и внедрения бизнес-приложений. Прослеживается ли подобная тенденция на российском рынке?

Сергей Брускин: До недавнего времени в России эти функции и так были разделены. Есть так называемые управленческие консультанты, которые специализируются на разработке стратегии бизнеса и постановке управленческих процессов (например, крупнейшие международные консалтинговые компании). А есть компании, которые занимаются внедрением информационных систем. У нас пока услуги этих компаний слабо пересекаются: первые считают свою работу завершенной, предоставляя отчет, содержащий оценки и рекомендации, они не отвечают за качество реализации этих рекомендаций и, как следствие, за конечный результат. Вторые — приглашаются для внедрения информационных систем, призванных воплотить в жизнь теоретические построения управленческих консультантов и, как правило, не отвечают за постановку задачи, зато отвечают за конечный результат. Все сказанное — это не оценка, а наблюдение. Разный бизнес — разные услуги.

Мы пытаемся эту нишу заполнить, обеспечивая полный цикл услуг: от диагностического обследования, предложений по оптимизации процессов, технического задания на внедрение информационных систем до развертывания КИС в продуктивную эксплуатацию. Наш подход — идти от решения проблем к инструментам таких решений, не наоборот.

Примером такого подхода могут служить наши проекты по разработке системы управления по целям, постановке финансового и бюджетного планирования как элемента стратегического управления. В результате заказчик получает выстроенные бизнес-процессы, обеспеченные процедурами и регламентами, и информационный инструмент поддержки реализации этих процессов. Такие услуги становятся все более востребованными сегодня.

В целом, сегодня наиболее эффективна работа альянсов. Каждая компания имеет опыт в конкретной области. Одна обладает библиотекой типовых решений по управленческому учету, другая — умеет автоматизировать этот учет и имеет в своем штате людей, которые хорошо понимают, как этот предмет отразится на функциональности системы.

CNews.ru: Из вашей практики, какие технологии построения кадрового менеджмента пользуются наибольшим доверием российских компаний — западные или отечественные? Какова в целом статистика ваших внедрений HR-систем?

Ирина Домбровская: Мы активно сотрудничаем в этой области с SAP, занимаемся внедрением собственной системы — «Босс-Кадровик». Эти системы ориентированы на разные рынки. HR-модули присутствуют практически во всех ERP-системах. Поэтому если ERP-система выбрана у заказчика как корпоративный стандарт, то логично использовать ее HR-модуль. Но если речь идет об автоматизации локальной задачи — процесса управления персоналом — то здесь на выбор системы влияют очень многие факторы.

Например, в западных системах нет готовых шаблонов расчета заработной платы, которые имеются в отечественных разработках. Российские системы действительно рассчитаны на специфику отечественного законодательства и при их использовании заказчики не сталкиваются с проблемой локализации. Очень многие компании для автоматизации учетных функций в области кадрового менеджмента используют систему «1С». На производственных предприятиях до сих пор встречаются «самописные» системы.

У малого, среднего и крупного бизнеса разные возможности и потребности в автоматизации задач управленческого уровня. Например, малому бизнесу западные системы просто «не по карману». На среднем рынке встречаются как российские, так и зарубежные продукты. В большом бизнесе также встречается и то, и другое — это определяется корпоративной политикой компании.

С точки зрения функционала — западные системы за рамками зарплатных и учетных контуров обладают серьезным ноу-хау и большими возможностями для HR-менеджмента. Но для этого компания должна быть «взрослой», должна быть готова к использованию лучших мировых практик.

CNews.ru: Расскажите о наиболее интересных консалтинговых проектах компании.

Сергей Брускин: Я бы отметил наше давнее стратегическое партнерство с компанией «ЦВ Протек» — крупнейшим дистрибьютором фармацевтических препаратов. За годы сотрудничества с этой компанией мы выполнили целый ряд проектов (как информационных, так и управленческих). Последний проект — постановка бюджетного управления и внедрение системы бюджетирования Cognos. Сегодня компания, имеющая более 40 филиалов, ведет бюджетное планирование именно в этой системе (порядка 50-ти пользователей).

Ирина Домбровская: Пожалуй, в области HR-консалтинга одним из наиболее интересных стал проект по оптимизации системы оплаты труда на заводе холодильников «Стинол», который мы завершили летом этого года. Прежде чем автоматизировать расчет зарплаты, заказчик решил посмотреть, насколько эффективна существующая система. Основная проблема, которая там существовала — достаточно узкий диапазон тарифных ставок (три разряда на предприятии). Для того чтобы как-то выделить более квалифицированный или интенсивный труд, применяется схема премирования. Видов премирования на этом предприятии было до 80-ти! С этой проблемой пришлось бороться, искать другие пути выделения значимости производственного участка, профессии, каждого конкретного человека, его ценности для предприятия. В итоге осталось 10 различных вариантов премирования. В целом же, мы предложили предприятию решение, в основе которого — качественно другие принципы начисления заработной платы. Проект был консалтинговый, автоматизацией в данном случае мы не занимались.

CNews.ru: Часто ли консалтинговые проекты оказываются неудачными? Каковы основные признаки заведомо «провального» проекта по консалтингу?

Сергей Брускин: Таких признаков много и проявиться они могут на любом этапе проекта. Существуют ИТ-риски, риски бюджетные, ресурсные. Они влияют на результат проекта, и ими надо либо управлять, либо откладывать работы до их устранения.

Один из факторов потенциального провала проекта — если изначально в проектную работу не вовлечены топ-менеджеры заказчика, имеющие реальные рычаги управления необходимыми изменениями и задачи реализации проекта делегированы достаточно низкому уровню менеджмента. К середине проекта, который, вроде бы, начинался достаточно бодро и грамотно, может поменяться менеджмент или нагрянуть налоговая проверка, всю проектную группу «сносит волной», и дело поручают некомпетентным людям — это означает, что результата не будет. Неудача проекта иногда обусловлена тем, что заказчик не понимает, что он является равнозначным внешнему консультанту партнером. Это — его бизнес, и опытные консультанты пришли ему помогать. Не наоборот.

Главный признак неудачи законченного проекта — «недостижение» цели. Это может случиться, когда по ходу проекта заказчик часто меняет ранее определенные цели. В таких случаях нужно немедленно останавливать работы, выходить на первых лиц и ставить вопрос о возможности продолжать проект.

Кстати, одним из рисков проекта является его продолжительность. Особенности нашего бизнеса таковы, что если проект длится дольше 7 месяцев — нужны специальные меры, чтобы он остался в русле тех рисков, которыми можно управлять.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector